English EN Russian RU
English EN Russian RU

Советская общепи/ытка

Компот

«Я рождён в советском союзе, сделан я в СССР», – поет Газманов, а я думаю о непорочном зачатии многих и многих поколений советских людей. В СССР же, как известно, секса не было. Наверное, и впрямь, как в известном фильме, со стороны казалось, что «люди появляются на свет взрослыми согласно штатному расписанию, с должностью и окладом»…

Не любовь, а детопроизводство, какое-то. Чувственный компонент отношений отбрасывался в официальной риторике в сферу запретного, невыразимого, стыдного. Я не психолог и не претендую, но многие поколения советских людей в кавычках и без не сразу научились выражать свои чувства и осмелились расстегнуть пару верхних пуговиц, чтобы раскрыть душу ближнему. Но вернусь к остро волнующему меня плотскому, плотоядному, лакомому. К еде! Еда и секс, кстати, всегда шагают рядом. Перечитайте хоть описания пиров и застолий в русской классике. Кажется, что в эти абзацы вложена нерастраченная сексуальная энергия. Но сейчас не об этом. Умолчим. Как учили пионеров, «когда я ем, я глух и нем». Неправильно учили. Преступно неправильно, и последствия этой ошибки мы наблюдаем сегодня в индустрии HoReCa, сфере общепита, на всем постсоветском пространстве.

Отношение к еде в СССР было сродни отношению к топливу. Заправился и ступай пахать, точить, лечить, доить, строить дальше. Быстро и сытно – таков критерий советской кухни, чтоб утолить голод и вернуться к станку. «Сытый работник завода — надёжная опора для народа».  Еда как заправка. Пища как источник калорий. Отсюда и неаппетитная лексика вроде «пищеблок» и пугающие надписи на громадных кастрюлях с сомнительным, порой, варевом «гарнир», «соус» и т.д.  Меню деградировало в «разблюдовку», а «комплексный обед» и впрямь породил комплекс общественного питания: накидаться поскорее, уступить месту следующему, как на конвейере, и снова – на работу без опозданий. Я не говорю о том, что советская кухня была невкусной, напротив, я ее фанат. Но в массовой сегменте она была штампованной и закрытой. Смакуешь? Ешь, давай! «Когда я ем, я глух и нем», – изнасиловало такую важную часть жизни человека, которая по-настоящему питает его. Идеологией сыт не будешь. Молчи, не выступай, не комментируй, ешь, что дают и не выпендривайся. Особые предпочтения? Это откуда такая цаца?! Хочешь «пожирнее-погуще», получи «как положено!».

Если в Европе обеденный час – час времени, уделенного себе, час расслабления и вдумчивой трапезы, прислушивания к себе (чем сегодня себя побаловать?»), то на советском континенте – обед это «обеденный перерыв», вынужденная производственная пауза.

Процесс кашеварства  – процесс закрытый. Да и люди были закрытые. Эмоции на людях? Не позволительная слабость! Открытая кухня и по сей день на постсоветском пространстве, особенно в Средней Азии, явление редкое. И ведь скрывать им нечего, готовят хорошо, вкусно, правильно, но стереотипы настолько внедрились в ДНК, что поварам и в голову не приходит допустить гостя-зрителя на кухню. На кухню ведь посторонним вход воспрещен.

Недавно мне прислали вот это видео. Красноречивый пример того, о чем я веду речь

Кухня за никчемной занавеской скрадывает 50% впечатления гостей. За этой занавеской безмолвные люди чистят, нарезают, варят, не подозревая, что могли бы стать современными звездами соцсетей и без лишних усилий нагнать в свое заведение толпы туристов. Времена изменились и мы, как никогда, ценим открытость. Еда для нас не до заправка, а ритуал, опыт. Разве не увлекательно, не сказочно, наблюдать как опытный ошпаз колдует над пловом? Да этот плов сразу становится в сто раз вкуснее! Процесс готовки – спектакль, завораживающий и вкусный во всех смыслах слова.

Отношение к поварам на постсоветчине тоже, отсталое. Один из таджикских псевдо-бизнес-гуру, когда я уличил его в плагиате, не сумел найти лучшего оскорбления, чем назвать меня, заткните ваши уши, «поваром» (!). Что может быть обиднее? Невдомек людям не изжившим в себе советские комплексы, что шеф-повара и рестораторы давно уже вращаются в кругах миллионеров и селебрити. Только недалекие и увязшие в прошлом люди могут переносить шутки про кулинарный техникум на современную реальность.

Повар сегодня не птушник, не неудачник и не обслуга. Не «низкий штиль» и ноги в компоте он не моет, как любят приговаривать некоторые «совки». Повара – профи и художники одновременно. И пора бы уже сломать стереотипы и барьеры, срок годности которых истек. Особенно это касается моих среднеазиатских соотечественников, до которых мировые тренды доходят с большим опозданием. Родные, научись пользоваться смартфонами, заведите аккаунты в соцсетях и снимайте свои рабочие будни. Будьте цифровизованными гражданами!  И к вам потянутся! Тогда и уважение к профессии вырастет, и ваши гонорары, и ВВП ваших стран, потому что люди потянутся в рестораны, а туристы – на экзотические гастрошоу, которые для вас являются обычными трудовыми буднями.

В кулинарии процесс значит не меньше, чем результат. Поймите, обновитесь и все будет cool!

Gastro Bitter — Бек Нарзи.

P. S. Команда Menu.tj решила авторам двух лучших комментариев по данной теме подарить по книге Бек Нарзи — Кодекс HoReCaнца.

{{ reviewsTotal }} Review

{{ reviewsTotal }} Reviews

{{ options.labels.newReviewButton }}
{{ currentUserData.canReviewMessage }}

Другие новости

ресторанное шоу Gastreet

Ресторанное шоу Gastreet

Фестиваль прошел под открытым небом в закрытом городе рестораторов, где был разбит горный кэмп. Мероприятие